Жители Тибета в объективе Фила Борджеса


Американский фотограф Фил Борджес (Phil Borges) путешествует по миру и делает снимки представителей различных малочисленных народов, с которыми ему приходится сталкиваться. Например, на фотографиях, которые вы сейчас увидите, изображены жители Тибета.

Жители Тибета в объективе Фила Борджеса

Жители Тибета в объективе Фила Борджеса1. Джигме, 8 лет, и Сонам, 18 месяцев. Ладак, Тибет.

Джигме и Сонам — сестры из семьи кочевников, которая только что спустилась с Гималаев в свой зимний лагерь, расположенный на Тибетском плато на высоте 5000 м над уровнем моря. Когда я показал Джигме ее портрет на поляроидном снимке, она вскрикнула и убежала в шатер. Я понял, что она впервые видела себя со стороны, потому что в ее семье нет зеркала.

Жители Тибета в объективе Фила Борджеса2. Яма, 8 лет. Лхаса.

Яма, ее родители и три сестры отправились из провинции Кам в паломничество на 6 недель в Лхасу, в храм Джоканг. «Большую часть пути Яма помогала нести нашу 10-месячную дочь, — говорит ее отец. — Она с самого раннего возраста стремится помогать другим».
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
3. Пусунг, 64 года, и Дундуп, 32 года. Долина Пуга, Ладак.
Пусунг и Дундуп — отец и сын. Я добрался до их лагеря на высоте 5200 м над уровнем моря в декабре, в очень холодный и ветреный день. Они только что закончили молитву и готовились принести в жертву двух яков во имя сытной зимы. Это был совершенно первобытный обряд. Казалось, эта сцена могла происходить двести лет назад в североамериканских прериях.

Жители Тибета в объективе Фила Борджеса

4. Цетен, 81 год. Чогламсар, Ладак.

Цетену было уже почти пятьдесят, когда у него отобрали большое стадо коз и яков и он был вынужден покинуть Тибет. Он один из двух тысяч тибетцев, живущих в лагере беженцев вблизи Чогламсара в Ладаке. Здесь у него только одна коза и небольшой участок земли, на котором он выращивает овощи.

«Я буддист, и поэтому могу быть счастливым где угодно», — говорит Цетен.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
5. Шело, 20 лет, и Бенба, 17 лет. Ньялам, Тибет.
Шело и Бенба — лучшие подруги с детства. Они работают горничными в отеле в Ньяламе, древней тибетской деревне, которая стала перевалочным пунктом для альпинистов по дороге на Эверест.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
6. Долма, 38 лет. Чантанг, Ладак.
Долма никогда раньше не встречала западных людей. Она тянулась ко мне, дотрагивалась до моего плеча и быстро отдергивала руку, прятала ее под своей накидкой и смеялась. Молоденькой девушкой она бежала через тибетско-индийскую границу вместе со своей семьей после того, как прошел слух, что жителей их кочевого лагеря заставят жить в коммуне.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
7. Норзум, 44 года. Озеро Цо Морари, Ладак.
Норзум прекрасно помнит, как еще мальчиком бежал из Тибета вместе со своей семьей. Передвигаясь по ночам и прячась днем, они за двадцать с лишним дней перебрались через границу в Ладак. Во время сильного мороза на высоте более 5000 м умер его младший брат. Норзум говорит, что места, где ему теперь приходится жить, гораздо более суровые, чем его родина.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
8. Лобсанг, 67 лет, и Тенцин, 13 лет. Бодхнат, Непал.
Лобсанг вместе с 66 другими монахами был арестован в 1959 году. Он вышел из тюрьмы только через 21 год и оказался одним из трех выживших. Его лучший друг умер в тюрьме прямо у него на руках. Когда Лобсанг встретил Тенцина, он узнал в нем реинкарнацию своего друга. Лобсанг уверяет, что видит в этом юноше черты умершего старого товарища.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
9. Цезим, 79 лет, и Деки, 72 года. Дхарамсала, Индия.
Цезим и Деки — старинные друзья. Они были в числе 100 000 тибетцев, которые бежали из Тибета в 1959 году вместе с далай-ламой. Муж Деки был убит во время восстания, но она смогла взять с собой своих пятерых детей. С тех пор Деки поселилась в Дхарамсале, рядом с далай-ламой и резиденцией правительства Тибета в изгнании.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса
10. Пемба, 4 года. Трак-Ток, Ладах.
Пемба приехала в деревушку Трак-Ток вместе с матерью и сестрой на фестиваль танца в солнечный, но морозный декабрьский день. Она привлекла мое внимание тем, что была абсолютно поглощена зрелищем. Казалось, во время всей церемонии она ни разу не шелохнулась, несмотря на пронизывающий ледяной ветер.
Жители Тибета в объективе Фила Борджеса

11. Самден, 72 года. Монастырь Ганден, Тибет.

Самден пришел в Ганден (один из крупнейших тибетских монастырей-университетов) в 12 лет. Во время культурной революции Ганден был полностью разрушен, как и другие 6200 тибетских монастырей, из которых уцелели лишь 11. Самдену было тогда 44 года. Сейчас ему 72, и он по-прежнему живет в этом восстановленном монастыре.

Оставить комментарй

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *