Армейские истории


Хотите верьте, хотите нет.

Армейские истории

70-е. Маленький номерной городок, затерянный в казахстанских степях. Население – смешанное: 50х50 = гражданские и военные. Тоска – глубоко зеленого цвета. Одно из немногих развлечений – охота на сайгаков. Тогда еще их всех не перебили, и они огромными стадами кочевали в окрестностях. Охотились порознь, т.е. гражданские отдельно, военные отдельно. Было у них что-то вроде негласного соревнования. Гражданские пользовали для охоты открытый “козел”, а у военных техника была куда разнообразней и могучей. Выезжали в ночь. Отыскивали стадо. Врубали все фары на “дальний свет” и гнали его перед собой, паля что было мочи по конкретно офигевавшим от таких бойцов сайгакам. Ритуал, ессно, был отработан до тонкостей. Выезд (обычно пятница). Остановка. Прием на грудь. Остановка. Прием на грудь. Охотничьи байки. Прием на грудь. Прием на грудь… Если силы оставались, то охотились сегодня, если нет, то откладывали до завтра, просто расслабляясь пивком. В тот злополучный выезд сил было много… Далее на происшедшее лучше всего взглянуть трезвыми, сначала “гражданскими”, а потом и “военными” глазами. “Гражданская” версия Они потом во всем обвиняли водилу, как самого трезвого, пившего через раз (“Я жжжж ззз-арулем!”). А до этого все шло что как. Нашли стадо. Погнали. Палили. Ну грохот, матерок, шутки-прибаутки, топот, блеяние… И тут, оставшиеся в стаде сайгаки как-то начинают разделяться, явно огибая что-то массивное. Ну нашим бойцам это до фени. Палят теперь во все стороны. Вдруг, в редкий момент затишья, впереди раздается вопль: “…Твою мать! Заряжай!!!…” Фары выхватывают стоящий в нескольких метрах танк, у которого медленно поворачивается в их сторону башня с мощным прожектором, бьющим прямо в глаза. Неведомая сила выбросила водилу из сиденья метра на 2 вверх и в сторону. Это-то их и спасло, т. е. “козел” завихлял, сбив прицел танкистам,
и 6-дюймовый снаряд просвистел в стороне… “Военная” версия Приехала проверка гарнизона. Штабного полкана, сопровождаемого комиссаром, для усиления впечатления, решили попотчевать охотой. Мелочиться не стали. Руководство гарнизона выделило для этой забавы Т-72 и само же приняло непосредственное участие в действе. Загрузились и к вечеру в путь. Два штабиста, ком. и комиссар гарнизона плюс водила – “экипаж машины боевой”. Размах военный. Машина – образцово-показательная в боевой и походной готовности: полный боекомплект + пара ящиков “горючего” (напиваться никто не собирался). Только тронулись, надо было сбрызнуть удачное начало. Дали контрольную очередь из набашенного пулемета – отметили. В общем, пока вырулили на боевую позицию, первый ящик прикончили. Дальше больше. Пробный выстрел из пушки заслуживал по банке на брата. Тут полкан решил немного освежиться, рядышком с броней. Вчетвером его спустили на землю, наказав шумнуть из личного оружия, когда закончит и быстренько за свое. Полкан, значится, отбомбился. Рука привычно потянулась к кобуре (“шумнуть!”)… И тут он видит несущиеся на него стадо в сполохах света, слышит свистящие вокруг пули, шлепающие о броню. Привычно, не успев ничего подумать, он обнаружил себя орлом, взлетающим на башню и орущим по-командирски четко: “Мудаки! Пробухали всю охоту!” Ком. гарнизона реагирует мгновенно на дружеское замечание старшего по положению, относясь к подчиненному наличному составу: “Е… твою мать! Заряжааааай!! Задраить люк!!!” … Через некоторое время после выстрела, в наступившей тишине, слегка офигевшие руководители слышат осторожный стук по броне. Приказывают водиле уточнить обстановку. Водила высовывается из башенного люка и видит такую картинку: стоит мужик с поднятыми руками, а еще четверо залегли поблизости. Водила: “Ты кто?” Мужик: “Конь в пальто! У вас что там, крыша отъехала? Х…чите по своим!” Снизу и водилу спрашивают: “Ну, кто там?” Водила: “Он, эта, по-русски, вроде”. Ну вылезли. Разобрались. Отметили… Тут вспомнили про водилу “козла”. Дали очередь трассирующими. Потом пару раз из ракетницы. Скрашивая ожидание, приняли на грудь. Обменялись впечатлениями об охоте. Через час никто не пришел. Тогда решили поехать искать. Нашли часа через три, в какой-то канаве. На попытки приблизиться, сделался буйным. Выражался нецензурно. Грозился живым не даться. Налили стакан и отошли. Принял и успокоился. До следующей охоты…

Воспоминания “как _я_ использовал компьютерные знания в армии”. Служил в
83-85 лейтенантом в Прикарпатье (забрали с завода). В дивизии треть офицеров были II сорта, то бишь лейтенанты на 2 года. Вызывает к себе командир полка и ставит задачу – с него требуют откомандировать в распоряжение штаба округа специалиста по компьютерам и программному обеспечению на трое суток. Ладно. Еду из Яворова во Львов (6 часов автобусом), докладываю, получаю задание выехать в в/ч ХХХХХХ и дать заключение, почему внедренная вычтехника выходит из строя. Пытаюсь майору обьяснить, что я программер и в ремонте вычтехники ничего не понимаю. Получаю разгон и команду “кругом – исполнять”. Сутки сижу в приемной отдела кадров – они проверяют подлинность моих документов, чтоб не дай бог шпиену не выдать где эта самая в/ч ХХХХХХ. Hаконец убедились, сказали как доехать. Оказалось, это дивизион 100м от нашего полка. Еду обратно в Яворов, иду в дивизион. Там уже ждут проверяющего из округа (это меня), проверять буду Серегу, лейтенанта из соседней комнаты в офицерском общежитии, программера-двухгодичника из Томска. Внедренная вычислительная техника оказалась калькулятором МК с прошитой программой, который крепился на крышку танкового люка с внутренней стороны (в специальном пластмассовом кармашке). А выход ее из строя выглядел так: оттренированный прыгать в танк за 4 сек. боец вдребезги разбивал “кампутер” головой, захлопывая за собой люк. Потому что тренировали его, ессно, без каски – чтоб точно знал, что люк захлопывается с силой и влет, и голову надо нагибать. И потому что нагибал он голову, ессно, так чтоб люком по голове не било – не больше. И на учениях или при проверке, когда каска _обязательно_ на голове, калькулятор попадал в тот самый зазор между каской и люком. У истории два конца: 1) два программера с верхним образованием составили бумагу – заключение о причинах выхода из строя вверенной вычислительной техники и свои рекомендации: место для крепления техники сдвинуть вправо на 12.5 см. И получили заключение технической комиссии, что “полевые испытания в ротных учениях показали устойчивую работу выч.техники в боевых условиях… причина выхода из строя ликвидирована” 2) майор из отдела кадров, прочитав отзыв о командировке, проворчал: “Ох уж эти штатские, говорил, что в оборудовании ничего не понимаешь…”

“Летчик”. Эту историю рассказала подруга жены. Когда-то и ее муж был студентом и ,естественно,как многие, проходил военные сборы. А было это в брежневские времена в Туве. Условия антисанитарные. И после того, как от плохой воды из ста двацати- семьдесят студентов заболели дизентерией,приехала медкомиссия. Начались разборки. В одной палатке (многие сейчас певцы захотели бы в ней оказаться) сделали пункт сдачи анализов. Поставили стол, за него посадили будущего мужа подруги моей жены. Задача была такая: подписывать бумажки на колбах с анализами. А анализы брались военврачом, мужиком, такой алюминиевой палкой с намотанной ватой прямо из задницы. Все выходили из палатки со вздохами, преувеличивая глубину захода алюминиевой дубины “врача-садиста” (для испуга тех, кто еще не прошел!). И вот настала очередь нашего героя, простого парня из деревни. Заходит. Врач ему : мол, снимай штаны и загибайся. Студент трясущимся руками снимает, загибается… и так сжимает задницу, что вспотевший врач после третьей попытки ему и говорит:
– Да, ты, … мать,руками-то разведи! Тот стоя “раком”, берет и просто разводит руки от плеч параллельно полу. Что после этого было…от рева врача палатку изнутри, говорят, на несколько минут раздуло. Одно из последствий: навсегда приклеевшееся к студенту прозвище “Летчик”.

Оставить комментарй

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *